Skip to main content

Blog entry by Клевер Лаборатория


Отчего пропадает мотивация ребенка? Как сдружить класс? Почему учителю не стоит замечать симпатий мальчиков к девочкам? И что важнее умения решать задачи и знать правила? Разговариваем с Марьяной Безруких — ученым-физиологом, психологом, доктором биологических наук, профессором, академиком, главным научным сотрудником Института возрастной физиологии Российской академии образования.

Оптимальное количество учеников в классе — 24-26

— Мы много говорим об определенных образовательных задачах, о психологическом статусе ученика, об индивидуальном подходе, но когда в классе 35 человек, у педагога очень мало на это времени и сил. 


— Взаимодействовать с детьми — работа педагога. Я не знаю других вводных. За последние 50 лет не помню ситуаций, когда в классе было бы 12 детей, если не брать в расчет частные школы. Я сама много работала с частными школами, особенно в 90-е годы, когда они только начинали открываться. Тогда было мнение: чем меньше детей в классе, тем проще работать. Оказывается, это не так. 


В классе может быть восемь детей, а работать с ними так же сложно, как с коллективом в 35 человек. В начале девяностых проводились исследования по поиску оптимального количества детей в учебном классе. И это — 24-26. 


— Почему?


— Чем меньше детей, тем меньше возможностей для социальных контактов. Ребенок не может дружить со всеми. В классе всегда складываются группы социального взаимодействия. Когда детей восемь, то просто сокращаются возможности для создания этих мини-групп. Восемь детей разобьются на те же условные 5–6 мини-групп, что и коллектив в 35 человек. 


Педагог, спросите любого, всегда знает, что у него есть ученики, которые чем-то увлечены, — это одна группа. Есть те, на которых гарантированно можно положиться, — вторая. Есть ученики с проблемами обучения — это третья. И так далее. 


Здесь место тонкой работе педагога по социально-психологической коммуникации. Как известно, общее дело сплачивает детей. Неслучайно многие ребята любят ходить в походы. Но важнее всего для учителя – самому не навредить, не разобщить детей.

Об успехах при всех, о проблемах наедине


— Каким образом учитель может разобщить класс?

— Бывает, что педагоги провоцируют ситуации негативного отношения к ученику, когда сами относятся к нему настороженно. Необязательно это будет проявляться в словах. Достаточно определенного жеста, взгляда, ухмылки, интонации, на которые остальные дети отреагируют. Например, когда педагог с насмешкой зачитывает чье-то сочинение или разбирает при всем классе контрольную работу. Я не устану повторять, что дети в любом возрасте, а подростки особенно, очень чувствительны к проявлению эмоций окружающих. 



— Может быть, есть какие-то стоп-слова, которые не стоит произносить? И если что-то нельзя говорить, то какие слова будут здесь «правильными»?


— Любые негативно оценивающие слова — это стоп-слова. «Я уже тебе три раза объяснила, а ты не понимаешь», «не умеешь, не стараешься, плохо сделал». Даже обычное «постарайся» — это не конструктивная помощь. Конструктивной она становится, если педагог или родитель спрашивает: «Что здесь непонятно, а давай разберемся вместе», «давай подумаем и попробуем вот так».


Тактика взаимодействия с подростками хорошо описана во всех учебниках по возрастной психологии. Я не буду сейчас повторять учебник, их все проходили в педвузах, но мы обязаны отрабатывать эти навыки, особенно навык поддержки. 


Никогда не забываем принцип – «об успехах при всех, о проблемах наедине». Если мы резко и грубо высказываемся, ставим в пример сверстников, показываем перед всеми плохо выполненную работу, — мы просто убиваем мотивацию ученика!


Adam Winger for Unsplash

Когда класс стоит на голове, педагог должен уметь отвернуться к окну


— Но учитель не может быть роботом без эмоций.


— Конечно, но он обязан владеть эмоциями. В свою первую длительную поездку в США в конце 80-х годов я посетила 6 штатов и 6 разных вузов, в том числе педагогические колледжи. В одном из них в программе обучения первое занятие было посвящено аутотренингу. «Зачем будущим педагогам этот цикл?» — спросила я директора. И он ответил: 

«В ситуации, когда класс стоит на голове, педагог должен уметь отвернуться к окну, посмотреть на клен (стоял октябрь, за окном виднелся огромный красный канадский клен) и повернуться к классу с улыбкой. Это ключевой навык!»



Понимаете, не устроить головомойку, не впасть в истерику, не кричать «сейчас позову директора», «сейчас выгоню», «а тебе, Иванов, двойка», а улыбнуться! Иная реакция с подростком бессмысленна. А улыбка и умение вовремя и по-доброму пошутить способны разрядить самую напряженную ситуацию. 


В подростковом возрасте пример взрослого, его поведение, те оценки, которые он дает, его манера общения — главные инструменты воспитания. Слова бесполезны, педагог воспитывает личным примером.


В тот момент, когда взрослый позволяет себе сорваться, он перечеркивает все свои просьбы и требования. Это значит, что если ему можно все, то и подростку можно все. Да, учитель не робот, и бывают ситуации, когда нервы сдали и накричал на детей. Но тут нужно найти силы извиниться и признать ошибку. 


— Признать свою ошибку — это не понизит авторитет педагога?


— Скорее повысит. Не стыдно признать ошибку, как не стыдно признаться, что чего-то не знаешь. Если тебе задают вопрос, на который сейчас нет ответа, всегда можно сказать, что к следующему разу разберешься и ответишь. А вот если учитель прекрасно знает свой предмет, но не умеет говорить с детьми о том, что им интересно, он теряет авторитет в их глазах.


— Гибкость — панацея в решении всех проблем?


— Гибкость — необходимое условие. Учитель не может быть косным и негибким. Это больше, чем его функциональная обязанность, это условие его взаимодействия с детьми, особенно с подростками. 


Решать проблемы должен не психолог, а педагог с родителями

— Сейчас многое «завязано» на психологии. Всегда ли рекомендация посетить школьного психолога — адекватное решение проблем? 


— Далеко не всегда, хотя есть ситуации, в которых квалифицированный психолог может помочь. Но надо помнить, что ответственность за трудности ученика всегда лежит на учителе. 


Психолог может (хотя часто не может) разобраться в ситуации, докопаться до причин, выявить индивидуальные особенности ребенка, предложить тактику решения проблем. Он диагност. «Вот тут у Сережи сложности, здесь его две недели не спрашивайте, а тут ему понадобится репетитор, а еще у него не сложились отношения с Мариванной…» Но решать проблему всегда должен педагог вместе с родителями!


Увы, часто педагог и родитель не хотят понять друг друга, находятся в конфронтации. Но без их сотрудничества помочь ребенку нельзя, а несогласованность их действий ставит ребенка в сложную ситуацию. Я много работаю с педагогами, делюсь этим в книге «Учитель и родитель: взаимодействие без конфликтов» и вижу, что конфликты бывают частыми и затяжными, а страдающая сторона — всегда ребенок.


Фокус в том, что каждый ребенок уникален, как и его проблемы. Они не похожи на проблемы других детей. Работа педагога — это искусство возможного! За этими словами стоят знания и умение применять на практике эти знания. 



Довольно часто я, к сожалению, слышу от учителей фразу: «Не могу дождаться конца учебного года, у меня нет сил». Понимаете, неумение работать с детьми, неудовлетворенность собственным трудом — это самый короткий путь к учительскому выгоранию. 

Не страшно не научиться решать примеры, страшней убить чувство насмешкой


— Дети подливают масла в огонь. Есть ощущение, что в средней школе будто бы меньше любви и дружбы между детьми, они становятся ожесточеннее. Или это не так? 


— Школа взращивает дух соперничества. И нелюбовь — лишь результирующая этого процесса. Дети к подростковому возрасту становятся жестоки. Внутренняя тревожность, неудовлетворенность, пристрастное отношение к собственному телу приводят к резким реакциям. И тут взрослые не только не ведут их в этот сложный период, не только не помогают, а еще неосторожно отзываются о внешности. 

«Что за лохмы», «где ты такие брюки откопал», «кофточка у тебя слишком тесная», «ну на кого ты похож» — фразы, которые повторяют педагоги, не всегда отдавая отчет о последствиях.


Такие слова могут создать проблемы и во взаимодействии с педагогом, и в коммуникации между детьми. Учителя должны быть осторожны в высказываниях не только по поводу внешнего вида, но и по поводу взаимоотношений ребят.


Уже в 10–11 лет начинают проявляться первые симпатии и антипатии. Категорически нельзя подчеркивать внимание какого-нибудь мальчика к девочке. Вряд ли мальчику хочется, чтобы вы отмечали это при всех. Первые чувства дети сами от себя часто таят, и тем более нельзя говорить об этом с усмешкой, ухмылкой, оскорбительно, выносить на всеобщее обсуждение. 


— Но если мальчик весь урок вертится и смотрит на девочку, он может мешать, и замечание тут неизбежно. 


— Да, это может раздражать, так сдержите свое раздражение! Ему не хочется вас слушать, ему хочется смотреть на девочку. Пусть смотрит. Это его жизнь, которую он проживает сейчас.


Уважительно относиться к чувствам ребенка — профессиональный долг педагога. Пусть ребенок не научится решать сегодня эти примеры, может, и завтра не научится. Это не страшно. Страшнее, если его детское чувство будет убито насмешкой. 


Главное в педагогике — отношение к ребенку, понимание его, а вовсе не знания по физике, математике или литературе. Неумение решать пример не станет травмой на всю жизнь, а разрушенное чувство — станет.



Kuanish Reymbaev for Unsplash

— Но ведь учеба не должна страдать, разве нет? 


— Я физиолог, моя задача объяснить, насколько чувствительна и тонка психическая организация ребенка, насколько быстро «ломается». 


Убеждена, педагог и родитель должны быть всегда на стороне ребенка! Будут ли знания по математике и химии высокими — вопрос второй. Это технология. Она зависит от того, насколько педагог умеет учить. 


А первое и важное — умеет ли педагог взаимодействовать с ребенком, понимать его, сочувствовать, поддерживать. Высокая академическая успеваемость не гарантия ни высоких достижений в жизни, ни счастья, ни карьерного роста. В жизни успешны не только отличники. И даже чаще – далеко не отличники. Это доказывают не только исследования, но и наши наблюдения.


Самое главное — ощущение счастья человека от жизни, радости познания и достижения, желание узнавать и учиться новому. Именно это определяет будущее ребенка. 


Задача педагога — дать возможность человеку расти, а академические результаты — это технология и  умение педагога учить. Он обязан это уметь. Но еще важнее – вырастить знающего, умеющего, креативного, в ладах с собой и окружающими, уверенного в своих силах счастливого человека. Это гораздо сложнее, это не технология, а искусство возможного.

Беседовала Дарья Рощеня

Интервью с Марьяной Безруких "У пятиклашки нет мотивации? Он старается, но у него не хватает сил"






[ Modified: Понедельник, 30 мая 2022, 9:49 ]