Skip to main content

Blog entry by Клевер Лаборатория


Как работать учителю, который пытается воспитывать, чтобы КПД был в плюс? И как взаимодействовать со школьниками и их семьями? Ведь и дети сейчас сильно изменились, и родители… О своем методе на вебинаре «Психолого-педагогические технологии, необходимые для индивидуализации, развития и воспитания обучающихся» в рамках Клевер-курса «Православная культура в начальной школе» рассказала профессор Саратовского НИГУ, доктор педагогических наук Екатерина Александровна Александрова. Подтягивать детей в учебе и мотивировать ей успешно помогает… обыкновенный график.  


Сегодняшний ребенок — какой? 


С какими детьми мы имеем дело? Они очень отличаются от того, какими мы сами были раньше. Во-первых, они достаточно эрудированны. Многие взрослые считают, что дети сегодня ничего не хотят знать. Но они не хотят знать только то, что нужно нам. Зато хотят знать то, что нужно им. Они умеют находить информацию, фильтровать ее, четко отслеживая свой интерес. 

Во-вторых, если раньше дети были почемучки, то сейчас они «зачемники» — «зачем мне это надо». Когда они ловят смысл этого «зачем», то начинают работать, участвовать во всяческих наших классных мероприятиях. 


В-третьих, у современных детей довольно критическое отношение к информации, ведь они находятся в ситуации избыточного информирования. Для них открытость, многоканальность и сверхдоступность являются абсолютно непреложной истиной. Когда же они попадают к нам на классный час, где у них нет этого выбора, нет яркости и так далее, им становится не очень интересно. От этого все наши усилия могут сойти на нет: для детей наши потуги в фиксировании внимания кажутся устаревшими. 


В-четвертых, у них совершенно другое отношение ко взрослым. Они часто воспринимают взрослых как своих ровесников. Потому что привыкли видеть человека в чатах под ником. И могут при этом даже не понимать, что это человек старший. В результате начинают априори воспринимать взрослого как равного им. И даже в чем-то отстающего, ведь бабушка может подойти к внуку с сотовым телефоном и сказать: «Объясни мне, пожалуйста, что здесь нажимать».


Сейчас мы находимся в состоянии той культурной революции, которая была 100 лет назад, когда дети в селах обучали родителей письму и чтению. Так же сегодня они обучают нас потреблению информации. Педагог перестал быть последней инстанцией. Дети нам перестают верить. 

В-пятых, у современных детей совершенно другое отношение к отношениям, простите за тавтологию. Они привыкли, что в социальных сетях их всё время лайкают, привыкли к публичной благодарности, поощрению успехов. Привыкли открыто выражать свое мнение. И от нас они ждут того же.







Что такое индивидуализация


И вот к такому совершенно новому ребенку я должна подойти индивидуально, иначе я не смогу воспитать у него никаких духовно-нравственных качеств. 

А что такое индивидуализация? Мы любим это слово, это очень модно. Я провела опрос, и в результате те педагоги, с которыми я нахожусь в непосредственном контакте, сформулировали, что индивидуализация — это уважение интересов и увлечений ребенка. И что индивидуализация должна позволила ребенку заниматься тем, что ему нравится. Но в рамках урока. 

Как это? Приведу в пример замечательного врача и педагога Всеволода Петровича Кащенко. Он говорил: если вы на уроке даете всем диктант, но знаете, что один из детей очень любит бабочек, пускай в это время он списывает текст о бабочках. Если вы читаете какую-то книгу, дайте ему читать в это же время книгу о бабочках. Если вы ведете урок математики, пускай он придумывает собственные примеры с бабочками. 


Вот иллюстрация к опыту индивидуализации: в рамках одного занятия каждый может делать свое: кто-то машинки считать, а кто-то — бабочек. Это типичный подход, которому почти 100 лет. 

Есть и второй подход. Педагоги говорят про ученика: да, он не такой, как все. Но он должен выполнить всё вместе со всеми плюс дополнительные задания. В первом варианте такие задания были вместо основного, а здесь — основное плюс дополнительное. 


Педагоги, которые так воспринимают ситуацию, считают, что школа первична по отношению к организациям дополнительного образования. Может быть, и так, но не для детей. Мы знаем массу примеров, когда занятия в кружках, секциях, дворцах творчества для ребенка становились основными, а школа — так, дополнительно-вспомогательной. Я из Саратова, и в качестве иллюстрации могу привести Олега Павловича Табакова, для которого наш Дворец пионеров стал основным местом обучения, а его 18-я саратовская школа — вспомогательной. Для нашего города это предмет гордости. 


Третий подход в области индивидуализации чаще используют педагоги воспитывающего звена. Да, мы никуда не денемся от урока, от массовости и так далее. Но и через массовость можно работать с индивидуальностью. Когда мы планируем урок, то можем каждому подбирать такую роль, которая нужна ему для решения личностной проблемы. А если это внеклассное мероприятие, то пусть это будет, скажем, роль в спектакле.


Колоссальное количество оппонентов мне скажет: «Вы с ума сошли, у меня в классе 36 человек, пока я каждому роль подберу, у меня урок закончится». Тут мы приходим к идее, что индивидуальность — это что-то штучное, и работа здесь должна основываться на индивидуальных беседах. Мы можем проводить индивидуализацию только через проекты, через эссе с определенной тематикой, и в массовой школе это невозможно. И это четвертое мнение.


Все то, о чем мы сейчас говорили, первые три мнения — это индивидуальный подход к ребенку. Только четвертое мнение относится к индивидуализации. Но, к великому сожалению, мы поставлены в такую ситуацию, что времени на реальную индивидуализацию действительно не хватает. Сейчас Следственный комитет России поставил вопрос о необходимости или замены классных руководителей, или дополнения их тьюторами. Если это на самом деле получится и наши уставшие классные руководители получат таких сподвижников, то дело сдвинется с мертвой точки. 


Но что-то можно сделать и сегодня, чтобы нам услышать детей, а они услышали бы нас.



Моя технология индивидуализации


Когда мы говорим об индивидуализации, то ни в коем случае нельзя сравнивать ребенка с другими. Его надо сравнивать только с самим собой. Как это сделать?


Эта технология родилась у меня от отчаяния, когда мой собственный ребенок долгое время болел. После выхода в школу его оценки были соответствующими. Я видела, как он старается, но оценки оставались плохими. С чего же можно начать?


Представьте, что вы зашли в квартиру, увидели, что там творится, и думаете — так, в ближайшую субботу я всё здесь вычищу в момент. Но не в один день мы это захламили, не в один день уборку и делать. И если ребенок засыпался двойками или плохими поступками, то не по волшебному щелчку он получит кучу пятерок. Тут мы должны запастись терпением и двигаться маленькими шажочками. 


Так вот, мы берем ребенка и говорим: «Слушай, пошли в канцелярский магазин, купим тебе самую красивую ручку, самый красивый блокнот, какой тебе хочется. Еще и плюшку купим и пойдем чай пить». Да, это мелочи, но индивидуализация складывается как раз из таких мелочей. Ребенок от нас ждал назидания, дизлайка, а мы его не ругаем, мы, наоборот, к нему со всей душой. И это первая неожиданность. 


Итак, мы покупаем карандаш, красивую линейку, блокнотик и плюшку. Приходим домой или в школу, если мы классный руководитель, и говорим: «Я сейчас чай поставлю, а ты пока посмотри свой дневник». 




Или, если это перевести на отметки: «Посчитай, ты получил 10 отметок подряд. Как ты думаешь, сколько максимально баллов ты мог получить за эти 10 отметок?» Ребенок говорит — пятьдесят. И мы радуемся, что он нормально умножил 5 на 10. Потом мы спрашиваем: а какое минимальное число баллов ты мог получить? Ребенок отвечает — двадцать. Мы говорим: «Посмотри, какая у тебя хорошая учительница, ведь ты не ответил на вопрос, а она не поставила тебе единицу. На целый балл завысила отметку! Вместо единицы — двойку». 

И далее мы начинаем считать и отмечать в нашей системе координат. По первому замеру ребенок получает, допустим, 33 балла. Мы говорим: «Ты молодец, посмотри, насколько ты поднялся над нулем, ты не ноль. Иди-ка учись дальше! Когда получишь следующие 10 отметок, подойди ко мне, пожалуйста, я новую плюшку куплю». 


Ребенок понимает: чтобы получить следующие 10 отметок, он как минимум должен учиться и поднимать руку. В 100 процентах случаев следующие 10 отметок хоть на 1 балл, но становятся выше. Никто не заметит этого личностного прироста, а график зафиксирует. 

Да, может быть, случится срыв, например, двойка по контрольной по физике. Но отметьте это карандашом, а когда исправит — сотрите. 


Считается, что мы должны все время создавать ситуацию успеха, но это один из педагогических мифов. Так мы оказываем детям медвежью услугу. Мы не учим их жить в ситуации неудачи. Мой же метод позволяет ребенку опереться на неудачу. Когда происходит провал в графике, мы можем отработать эту ситуацию — ведь этот провал никто не заметил, кроме тебя. Поставь эту точку карандашом. Потом, когда исправишь, нарисуй цветочек, ромашку — так из кризиса может вырасти что-то новое. 


Приведу в пример ситуацию, которую я увидела в московской школе самоопределения им. Тубельского. Там был замечательный спортивный комплекс, где дети могли лазить где угодно. Я спросила директора: «А где дежурный учитель? Это же начальная школа». — «Ну как, дети уже взрослые, они умеют падать». — «Когда вы их научили падать?» — «У нас есть детский сад, там мы их учим падать». 


Это был разговор с основателем школы, Александром Наумовичем, и мне запомнились его замечательные слова: «В жизни самое главное — научить человека падать». И это относится не только к физическому падению. 


Как сделать важным процесс, а не результат


Благодаря такой методике визуализации успеха мы увидим, что можно мотивировать ребенка без скандала. Причем этот способ можно адаптировать под что угодно. Можно визуализировать успех в разных видах поведения, в каких-то личностных достижениях. Количество добрых дел, сделанных на неделе, количество драк, в которых я не участвовал. За сколько дел я могу себя сегодня похвалить вечером. Есть масса вещей, которые можно отслеживать по этому графику.


И постепенно у ребенка становится реальной жизнь здесь и теперь — а не ожидание какого-то результата в конце четверти или года. И это очень важно.  





[ Modified: Понедельник, 20 июня 2022, 3:37 ]