Skip to main content

Blog entry by Лаборатория Клевер

Социо-игровой стиль... Социо-игровая методика... Релятивная педагогика… Интересно и непонятно. Давайте разбираться!


Мы решили обратиться с вопросами к первоисточнику - эксперту, одному из главных разработчиков социо-игрового стиля обучения – Вячеславу Михайловичу Букатову.



Вячеслав Михайлович Букатов, доктор педагогических наук, методист, театральный педагог, автор драмо/герменевтики - интерактивного варианта классической дидактики, ведущий теоретик и практик использования наследия театральной педагогики и театральной «теории действий» в общеобразовательной школе. Один из главных разработчиков социо-игрового стиля обучения и релятивных программ повышения квалификации учителей.

 

Что такое «Релятивная педагогика»?


Релятивную педагогику все путают с релятивизмом, связанным с теорией относительности. Хотя релятивное, в первом значении, - семейное, родное. Название вроде англоязычное, а содержание на самом деле народно-сказочное, родом из детства, например, «поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». Это идеал социо-игровой педагогики. Обратите внимание – не скажи мне, не напиши, а «поди». Потому что в ней всё связано с движением. И тогда в теме, которая идёт по плану, открываются такие точки, в которых ученики находят и для них, и для учителя нечто удивительное.


Удивительные находки, или как появляются задания


Когда школьники работают с текстом, у учителей любимый вопрос: «Какое слово вам не понятно?» А у меня любимый приём работы с прочитанным текстом – устроить загадки: «сколько букв в непонятном слове». А вот какое слово какой ребёнок загадает – поди-ка догадайся! Вот все с увлечением и начинают текст добровольно «перелапачивать». Вечером звоню Александре Петровне Ершовой, рассказываю ей о новом игровом пирёме. Она тут же рассказывает об этой технологии учительнице. Дети проходят Пушкина, вступление к «Медному всаднику», начинают работать по Букатову: сколько букв в непонятном слове. Учительница, стоя «на задней ноге» (профессиональный жаргонизм у актёров), – понимаете, когда заинтересован, то стоишь как бы на передней ноге, вытянувшись вперёд, тут совсем другая пристройка,) говорит: сколько букв в непонятном слове. Дети притихли, девочка, звёздочка, тянет руку: «9». Учительница: «Правильно, это слово – державное». Она то была уверена, что для детей непонятным будет именно это слово. А надо, чтобы дети сами отгадывали. Александра Петровна ломает голову, как это безобразие остановить и переделать, и тут вдруг один мальчик говорит: «3!» Учительница поперхнулась: «Что три?!» «Три буквы» - отвечает ученик. А весь класс уже слово в тексте ищет, они-то друг друга хорошо понимают, находят слово и кричат: «Дав!!!». Это слово всем им непонятно, вот они его сразу и нашли. Показывают: одна заря сменить другую, спешит, дав ночи полчаса. Краткое деепричастие в 4 классе, действительно, детям не понятно.


Вячеслав Михайлович подчеркивает важность написания термина «социо-игровой» через дефис, так как в виду имеется «социум» – работа в малых группах, в малых социумах, а не «социальный». В переводе на английский, чтобы не терять смысл, нужно понимать «группо-игровая» педагогика. Для преодоления скуки, застоя, заорганизованности, занятия проходят в игровой форме, об этом вторая часть термина. 


Социо-игровой стиль обучения помогает раскрыться всем присутствующим на уроке: учителям, детям, наблюдающим. Такое ведение урока даёт возможность ощутить радость открытий, удивление от учения, причастность к общему делу. Это достигается при помощи особой режиссуры урока, работы в малых группах, игровых приемов обучения. Об этом и поговорим.


Мы всё время мешаем ребёнку вместо того, чтобы помогать


Свободная инициатива течёт как река. Её течение можно перегородить плотиной, а можно убыстрить, сузив и укрепив берега. Как укрепить? Организовывать работу в малых группах. Как сузить? Ввести игровую неизвестность. Некоторые учителя ведь до сих пор работают по старинке - на уроке у них нужно сидеть смирно и не подглядывать к соседу. На самом деле лучше смотреть, обсуждать РРР - родной разговорной речью, в которой гнездятся многие пусковые механизмы развития личности. Школьники владеют разговорной речью, но она у них на стандартных уроках исчезает… Поэтому некоторые методики, например методика Шулешко, построены на идее сохранности. То есть не «развивать» психические качества, не ломать голову, как сформировать умение рефлексировать, а в каждый учебный момент бережно сохранять те психические качества, которые у ребёнка уже есть. Тогда у них качества, природой заложенные, будут развиваться! Ребёнка вызываешь к доске, а он «бе, ме, ве» … Громкости нет, отчетливости речи нет, а вот выйдет на улицу, там у него глотка лужёная, может и поорать, то есть качество это сохранно и потому он там свободно может развиваться, но там нет урока, нет материала учебного. Вот на улице ребёнок так и остается на примитивном уровне. Если же добиться того, чтобы природные психические качества сохранялись у школьника у доски, на уроке, во время обучения, тогда он и будет узнавать, продвигаться, развиваться. И в основном через разговоры со своими сверстниками. По ходу которых он по сути дела, будет готовиться к благополучному преодолению подросткового кризиса. Учителю на своих уроках нужно всё время создавать ситуации, в которых дети чувствовали бы свою сопричастность друг к другу, свой друг к другу интерес. Тогда всё встанет на свои места.


Учителю нужно учиться молчать


Если учитель только и может, что изъясняться КЛЯПом (канцелярско-литературным языком педагога): «На сколько единиц увеличится, если…», – то дальше молчи. Пусть дети тогда уйдут в свои группки, обсудят, кто что понял, и что вообще с учительским заданием делать. И сообща напишут ответы. А дальше начнут с другими «рабочими группками» выяснять: кто прав, кто виноват. Тогда, если кто-то запутался, неправильно посчитал, неправильно понял, всё и обнаружится. Современным учителям дано пора понять, что многие вещи на уроке ему делать не надо, если всё организовано гармонично и «психические качества» учеников – в сохранном состоянии, то ученики с учительским КЛЯПом вполне могут сообща справиться.


Как проводить живой урок. Режиссура на уроке


Работать нужно и с плохим пониманием материала и с ошибками. Как с этим работать? Чем учителю заменять своё монотонное объяснение-рассказ? Работой в малых группах. В них быстро у детей начинают появляться идеи. Все команды ищут плохие моменты, затем каждая группа передаёт свою находку другой. Здесь-то и начинается режиссура. И они из плохого варианта соседей должны сделать хорошее. Все команды поменялись исправлениями и принялись внимательно изучать мнение соседей. И всем потом будет интересно друг у друга узнавать, как и кто исправил. Ведь есть авторы, которые нашли плохие места. Они потом будут говорить другим ребятам: «как вы здорово придумали» или наоборот «ерунду вы пишете». Все слушают, возникают мысли… Кто-то вдруг что-то понимает, хотя у них другой параграф, начинает быстро исправлять в своих листочках... Начинается педагогическое творчество, педагогические импровизации. А это и есть нормально! Нормальная педагогика – когда у детей идёт нормальная жизнь. Тогда и у учителя случается такой прилив эмоций, что он сам светиться начинает.



Советы учителям


Не нужно бояться! Вы будете постоянно в поиске, постоянно ошибаться. Иногда даже заурядные задания оборачиваются удивительными находками! Советую учителям пользоваться на уроках заповедью «сделай наоборот». 



Молодой автор пьесы после нескольких неудачных попыток молодой актрисы сыграть главную героиню, отдал свою пьесу в другой театр, где блистала известная, но уже немолодая актриса Сара Бернар. Репетируют роль, скоро выступление, но одно место ей не нравилось: героине приносят письмо с плохим известием, она читает и сильно огорчается. Сара Бернар спрашивает автора, как это место играла предыдущая актриса. Тот отвечает: «Она стояла посреди сцены, ей приносили письмо, та брала его, читала, и падала в кресло». Бернар сказала, что сделает всё наоборот. Идёт сцена, в центре Сара Бернар сидит в кресле, ей приносят письмо, она читает и... вскакивает! Во время спектакля в этом месте актриса всегда «срывала» аплодисменты. Отсюда и социо-игровой принцип. 

Учитель ведёт какой-то урок, ему самому не нравится, что-то скучно, тошно, жизни нет. Первое, сказать себе – «стоп». 


Второе, подумать, а что сделать наоборот. Например, я читал диктант, а если буду показывать? Или меня слушали, а теперь я говорю: Допишите сами! Считаю до трёх, кто хочет подбегите к доске напишите слово и успейте вернуться назад. Посмотрим, кто угадал, кто не угадал. И после такой разминки-блиц диктант начинает оживать, что на пользу культуре учеников. Что ещё можно сделать наоборот? Текст диктанта зачитывал я сам, а теперь по считалочке выберем ребёнка, кто дальше будет диктовать. По одному предложению. И каждый следующий обязательно выбирается. Чувствуете? В полном социо-игровом виде это звучит так: что-то начни делать наоборот, – будет не хуже, а если посчастливится, то может случиться и замечательное открытие нового приёма. Здесь вся проблема - в собственной смелости. Боязливый учитель говорит «стоп» и, если он стоял у доски, может хотя бы переместиться в другой конец. Если смелости у него чуть-чуть побольше, то он может предложить: «все встали и пишем теперь, стоя!» Либо «все залезли под парты и пишем там». У меня и такое было! smile Всё зависит от смелости учителя. А смелость потом начинает расти, как на дрожжах. Сами дети подсказывают темпо-ритм этому росту.

Дисциплина и игровые приемы



Моя практикантка проводила урок географии в 7 классе. Начинается групповая работа, все разговаривают друг с другом, общий шум детям не мешает, но практикантка, конечно, начинает нервничать. Она пробует пару раз приём «Кто меня слышит», ничего не получается. Вместо того чтобы пару-тройку раз ещё повторить, она не выдерживает, берёт журнал, «бабах» им об парту. Все вздрогнули, полная тишина. На этом все социо-игровые затеи закончились. Все поняли, что нужно просто слушаться. 


«А как же дисциплина?» - спросите вы. Молодой педагог, после неудачи, может прийти к выводу, сначала нужно научиться авторитарно поддерживать дисциплину в классе, затем изучать игровые приёмы». Склонность к авторитаризму в современной психологии рассматривается не как постоянная личностная характеристика, а как поведенческая реакция на стрессовую ситуацию. Поэтому чем моложе и (или) неувереннее специалист, тем сильнее у него может быть выражен синдром авторитаризма.


Вопросы, имеющие отношение к дисциплине, волнуют каждого учителя. Здесь, в первую очередь, важно разграничивать безынициативную дисциплинарность и рабочую дисциплину, которая может оказаться шумной и азартной.



Каждый педагог сталкивался в своей практике с ситуацией, когда он теряет управление классом, когда нужно брать инициативу в свои руки. Один не вовремя засмеялся, другой подхватил. И попытки учителя успокоить хохотунов терпят фиаско. Класс сбивается с единого рабочего ритма, от дисциплины ничего не остаётся. 

Для восстановления рабочей атмосферы необходимо предложить классу новые критерии, которые были бы: очень конкретными (то есть чёткими и «узкими»), посильными (то есть сопровождались бы впечатлением лёгкого и быстрого достижения результата), обеспечивали бы самоусложнение предлагаемой деятельности (то есть возможность самостоятельного «открытия» детьми содержательных препятствий, игровых трудностей), могли быть изложены достаточно кратко, чтобы быть услышанными даже веселящимися учениками


Социо-игровые способы восстановления общего темпо-ритма

 «Разминочный» (разминочно-игровой) способ может быть связан с проведением, например, упражнения из театральной педагогики — «руки-ноги». Эту игру также хорошо использовать в начале урока. По одному хлопку ученики поднимают руки (а если они уже подняты, то руки опускают), по двум хлопкам встают (или, если ученики уже стояли, садятся). Хлопки услышать легко даже в шуме. Вид то поднимающих-опускающих руки, то встающих-садящихся учеников — обычно интригует не успевших включиться, и они с желанием присоединяются к играющим. 

Условие задания ученикам на первый взгляд кажется очень простым, но когда они, к своему удивлению, начинают путаться сами или видеть, как путаются другие, то в задании им открывается ранее не подозреваемая трудность. Связана она, по меткому замечанию А. П. Ершовой, с тем, что всего на два вида сигналов (один или два хлопка) устанавливается четыре реакции (поднять/опустить и встать/сесть). Возникают смешные ошибки: один встал, другой сел, а третий стоит с поднятыми руками. Появляется добродушный смех, который отвлекает от предыдущих индивидуальных занятий и привлекает внимание к происходящему сейчас. 

Используя подобную игровую разминку на уроке, ученики после веселья, с удовольствием бы подвигались. Игровой смех отвлёк бы их от стихийно возникшего «неуставного» веселья. Ошибки в выполнении команд, активизируя обретение учениками игровых критериев верного выполнения задания, объединяют их для дальнейшей совместной работы. Тогда учителю уже не нужно навязывать дисциплину — она, как необходимое условие коллективной деятельности, возникает как бы «сама собой».

«Деловые» способы обуздания стихии неуправляемого ученического оживления связаны с выполнением учениками нового для них и для учителя неожиданного дела. Возможно, связанного с письмом или рисованием, например. Переход к индивидуальным заданиям помогает «прийти в себя». 

Очевидно, что ритм и темп этого варианта восстановления рабочей атмосферы в классе отличался бы от ритма и темпа, возникающих при использовании игры «руки-ноги». Но нам важно то, что как в первом предложенном варианте, так и во втором, исчезает сама проблема наведения порядка.

 «Приказной» (авторитарно-игровой) способ восстановления рабочей атмосферы на уроке заключается в том, что учитель, вместо чтения нотаций и назиданий, представляет мизансцену конечного желаемого результата и с помощью незатейливых команд поэтапно приводит учеников в эту мизансцену.

Например, желаемой будет являться такая мизансцена класса: все сидят лицом к доске, внимательно слушают учителя. Первая команда: «Все встали!» Во время произнесения этой команды учителю хорошо бы подать пример, то есть встать самому. (Заметим, что если он уже стоит, то ему сначала все же лучше сесть, а затем, произнося команду, опять встать.) Подобное действие учителя и привлекает внимание учеников, и облегчает им понимание произносимых команд, и увлекает примером. На подобную команду второклассники откликаются охотно. 

В средней же школе учителю иногда приходится терпеливо дожидаться её выполнения всеми учениками. Дожидаться необходимо, иначе потом единого ритма не возникнет. Если кому-то из учеников встать физически трудно, лучше всего подойти к нему и помочь. Тогда все поймут, что вы занимаетесь не дисциплинарным наказанием за плохое поведение отдельных учеников, а созданием чего-то важного для всех, потому и добиваетесь выполнения команды именно всеми присутствующими. Вторая команда — «Посмотрели на потолок» — и первоклассниками и десятиклассниками выполняется с удовольствием. Конечно, десятиклассники недоумевают больше, но тем не менее в потолок смотрят. Эта команда не обязательна, но вставлена из любви к жизни на уроке. Задание «посмотреть в потолок» можно заменить заданием «погладить себя по голове» или «дотронуться до правого плеча соседа по парте».  После третьей команды — «Тихо сели за парты, внимание к доске» — в классе устанавливается желаемая мизансцена. Ученики явно готовы «внимать» учителю, предлагающему им следующее из запланированных заданий, а вот будут ли они его выполнять и, если будут, то как — зависит от многих причин, в том числе и от продуманности учителем плана урока, и от человечности запланированных заданий.

Приказной способ, возможно, покажется самым простым, однако, у некоторых учителей он может «не сработать». Почему? Кто-то может быть более настойчивым, кто-то менее, однако есть общие закономерности, общие способы действий, которыми пользуются в социо-игровой педагогике.  В «теории действий» П. М. Ершова - они называются «рычагами наступления».

Рычаги наступления: 

  1. Мобилизованность 
  2. Повышение и усиление голоса 
  3. Укрупнение речи «Очищение» и смена словесных воздействий 
  4. Манипуляции контрастами




Подробнее можно прочитать в статье "Дисциплина и игровые приемы обучения на уроке".  А так же советуем почитать статью А.П.Ершовой «Три режиссёрских совета, как современному учителю в глазах своих учеников стать ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМ ГЕРОЕМ "(Александра Петровна даёт три важных совета и подробно их разбирает: 1.Телесная мобилизованность 2.Пристройка "снизу" 3. "Лёгкий" вес).


Как учителю встроиться в социо-игровую педагогику



Нужно не бояться «здесь-и-сегодня» делать доступные шажки, использовать доступные приёмы. Именно реакция детей научит учителя мыслить иначе…  У него невольно возникает интерес к наблюдению за детьми. И, конечно же, начнётся профессиональная тренировка умения контролировать себя, обуздывать своё стремление «подчинять» ребёнка своей воле, своим замыслам.  

Один из приемов для восстановления общего ритма, дальнейшей работы: «Кто-о-о...меня-а-а...слы-ы-ы-шит…». Я очень тихо начинаю говорить. Первые два-три раза никто не слышит. Дальше потихоньку ученики начинают выполнять задания. Кто меня слышит - подымите руку… Сядьте на корточки… Погладьте соседа по плечу… Пошлите воздушный поцелуй в соседнюю команду… Хлопните три раза… Всё больше людей начинает «внимать игровым командам, хотя я их произношу всё также, еле слышно. А уж во время хлопков даже самые «глухие» понимают, что что-то происходит, и добровольно переключают своё внимание.

Однажды в Талдоме, Московская область, все ходили по урокам, а потом мы собрались в актовом зале. Шумно, все делятся впечатлениями, я начинаю: «кто-о-о меня-а слы-ы-шит…». Одна представительница РОНО громогласно: «Все слушаем Вячеслава Михайловича». А это уже не социо-игровая технология. 

Мало прослушать курс, нужна практика, малый социум, нужно побывать на месте детей, на себе прочувствовать приёмы, методику. Учителя на экспериментальной площадке работают троечками сменного состава, иногда по случайному принципу, иногда определённым по какому-то игровому образу. Нужно проводить практические семинары. Прочитав книги, изучив основы социо-игрового стиля, учитель получает направление движения, а вот построить берега и обеспечить течение реки он должен сам. И продолжать работу по поиску новых приёмов в самоорганизованных группках. Общайтесь, обменивайтесь опытом, учитесь друг у друга…


Евгения Аргунова


Полезные ссылки:


Теория Режиссуры урока: подборка методических материалов для неспешного, МНОГОРАЗОВОГО и придирчивого изучения


Психология игры и игровой дидактики 



Пять вредных советов учителю, которому надоело вести скучные уроки 

Шпаргалки для учителя 

Мастерство КОНСТРУИРОВАНИЯ и проведения дидактических игр


Социо-игровая технология обучения ИНТЕРАКТИВНАЯ экскурсия «за угол»


«Диктант на дружбу» или Нешуточные результаты понарошечной режиссуры


Проблемы оценивания учеников 


О ПАРТАХ, физической разминке и групповой работе на школьном уроке 




[ Modified: Четверг, 30 декабря 2021, 8:35 ]