Skip to main content

Blog entry by Клевер Лаборатория



Стресс, загруженность, переработка — как найти время на саморазвитие? К чему стоит прилагать усилия и нужно ли вообще взрослому человеку учиться? Елена Тихомирова — гендиректор eLearning Center, автор телеграм-канала «Живое обучение» — делится практическими советами и личным опытом. 

Необходимость, а не мода 


— Зачем взрослому учиться, тем более педагогу, который уже получил образование в вузе? 

— Обучение — это способ широко открыть глаза, быть готовым принять что-то новое. Когда мы учимся, мы будто выравниваемся с теми, кого учим, по себе видим, как это сложно и увлекательно. В противном случае мы по одну сторону океана, а наши ученики — по другую.

Когда мы учимся, мы будто включаем внутреннего ребенка, даем ему свободу. А это очень важно для качественного взаимодействия с детьми. Глубокий, вдумчивый педагог, при этом готовый играть и шутить, — самый лучший учитель. 

— Чему же стоит поучиться педагогу? 

— Двадцать лет назад, когда я работала в вузе, мы убеждали преподавателей овладевать информационными технологиями. В 1999 году это была мода. Сегодня — необходимость, которая повышает эффективность работы учителя. ИКТ — это и организация приема домашних заданий, и новые интересные методики, и способ максимально вовлечь учеников. 

Мир педагогических теорий велик, но ни в одной вузовской программе его разом не освоить. Все знают Макаренко, Сухомлинского, но есть еще целый набор концепций — старых и новых. Хорошо было бы хотя бы ознакомиться с ними.

Важным моментом в развитии учителя будет и знакомство с нейропсихологией. Например, я рекомендую «Правила мозга» Джона Медины. Книга написана практикующим нейрофизиологом с большим юмором и проливает свет на текущие достижения нейронауки: как устроен мозг, как он ведет себя в процессе обучения. 


Если речь про старшие классы, то в общении с подростками педагогу необходимы эмпатия, эмоциональный интеллект и критическое мышление. Считаю, что психологические курсы по эмпатии учителя обязаны проходить регулярно, раз в год.

Мне это не надо


— Почему так часто?

— Мы привыкли к эмпатии как к возникающему эмоциональному порыву. «Мне вас жалко, потому что у вас что-то случилось». Но эмпатия — это умение принимать чувства другого. Этот навык критически важен для преподавателя. Это единственный инструмент, который позволяет не делить детей на отличников и двоечников, хулиганов и послушненьких, выстраивать взаимоотношения, не выделяя никого. Сопереживание позволяет увидеть, что «отъявленный негодяй» на самом деле тяжело переживает развод родителей. Любой навык требует регулярных тренировок!

— Вам возразит перегруженный учитель: «В нашей школе есть психолог, пусть занимается хулиганом»…

— Этот аргумент я слышу как «мне это не надо». С точки зрения внедрения инноваций, это самый тяжелый барьер, который руководству школы преодолеть быстро не получится.

Идти здесь нужно с двух сторон. С одной — мягко и вдумчиво объясняя, что эмпатия в целом помогает в жизни. Снижает число конфликтов дома, на работе, обеспечивает гармоничные отношения не только с учениками, но и с собственными детьми. 

С другой — в ряде случаев стоит вводить организационные требования. Например, регулярно просить учителей писать психологические характеристики учеников. Это прекрасный способ потренироваться в эмпатии, объясняя самому себе, почему ребенок такой, какой есть.

Миф «я слишком стар для этого» — в наших головах


— Чем старше становишься, тем меньше желания садиться за школьную скамью. Считается, что молодые схватывают лучше, чем те, «кому за 40». 

— Чем старше становишься, тем страшнее опростоволоситься. Дело не в том, что после сорока лет в нас лампочку выключили и она больше не горит. Напротив, нам многого хочется, но с возрастом мы учимся об этом молчать. Потому что понимаем: не всё будет получаться, не всегда нам дадут положительную обратную связь…

Есть замечательная книга журналиста Тома Вандербилта Beginners («Новички»). Она рассказывает о том, через что проходят люди, которые учатся во взрослом возрасте. А проходят они через косые взгляды и страхи: «Он так на меня посмотрел, наверное, я совсем не умею петь; больше не пойду на занятия в хор». Эти страхи питают мифы. На самом деле человек способен учиться в любом возрасте.


Моему отцу 81 год. Никто — ни мир, ни общество, ни обстоятельства — не заставляют его учиться. В прошлом ректор вуза, он делает это по сей день. Единственный, кто на этом настаивает, — он сам. 

Но будем честны: с возрастом мозг менее пластичен. Впрочем, исследований, доказывающих существенную разницу между мозгом тридцатилетнего и шестидесятилетнего, нет. 

Если человека не постигла психиатрическая проблема вроде деменции или маниакально-депрессивного психоза (увы, это бывает в возрасте), ему ничто не помешает учиться. Миф «я слишком стар для этого» — он в наших головах и из-за отсутствия культуры непрерывного обучения. 

— Что вы подразумеваете под непрерывным обучением?

— Система образования в Южной Корее получила премию ЮНЕСКО как самая сильная и инновационная в мире. Там учителя одними из первых попадают в цикл непрерывного обучения (Life-long learning), то есть учатся в течение всей жизни. Иначе невозможно! Мир стремительно меняется. Дети с каждым годом разные. Учителю необходима перманентная подпитка.

А у нас говорят: педвуз окончил — молодец, иди работай. Если повезло и попал в частную школу, в которой есть HR, твоим обучением займутся, будут развивать. Не повезло — в лучшем случае раз в пять лет по разнарядке из РОНО станешь повышать квалификацию.

Есть энтузиасты, готовые браться за собственное развитие, потому что понимают важность этого. Но они — скорее отклонение от нормы. Если социум не учится и не побуждает тебя к обучению, если это не часть регулярной практики, возникают пресловутые барьеры: «учеба для молодых», «а мне это не надо, пусть психолог занимается», «у вас так, а нам не подходит». И дальше миллион отговорок. 

Обучение — абсолютно бесполезная деятельность?


— Выходит, инициатива и ответственность за обучение учителя должны исходить от руководства школы?

— Мой профит — обучение сотрудников компаний. По опыту знаю, как хочется работникам переложить ответственность на организацию — «вам надо, вы меня и учите», «назначайте, может, приду», «всё равно у нас ничего работать не будет». Но ведь карьера и то, насколько ты устойчив в своей позиции, насколько защищен от потенциального сокращения, от того, что рядом кто-то вырастет и заменит тебя, — зависит лишь от тебя. 

Мотивация в обучении во многом связана с тревогой и желанием быть застрахованным от рисков. Но профессия учителя в России утратила авторитет. Это связано и с оплатой труда, и с нехваткой школьных кадров. Раз не боишься, потому что стабилен, как болото в лесу, зачем учиться? С точки зрения мозга, обучение в таком случае является абсолютно бесполезной деятельностью!


Любой организации принципиально, чтобы сотрудники работали эффективно, но и сотруднику должно быть это важно. Сможешь ли стать завучем, директором, устроиться в сильную школу, где лучше платят? Получишь премию как учитель года? А звание «Заслуженный учитель России?» Ничего из этих пунктов осуществить не получится, если не развиваться. Я убеждена: если учитель не учится, с ним что-то неладно.

— Отчетности, стандарты… Учитель лишен творчества и времени на это в образовательном процессе. Возвращаясь домой, он хочет одного — лечь пластом. Еще и учиться, вы серьезно?

— С одной стороны, до тех пор, пока кто-то сверху не займется оптимизацией времени учителя, например директор: «Что-то мои педагоги работают неэффективно, давайте разбираться», — ничего не изменится. 

С другой стороны — учителя, которые пользуются разными инструментами, технологиями, тратят на них зачастую уйму времени. Почему? Потому что не умеют с ними работать или делают это неуверенно! Им сказали когда-то заполнять электронный дневник, они не разобрались как. И инструмент, призванный упростить труд, усложнил жизнь. Регулярно сталкиваюсь с вузовскими преподавателями, которые жалуются на студентов, шлющих сотнями файлы на почту. Так создайте папку на Яндекс-диске. Не знаете как? Посмотрите ролик в ютубе!

Заботиться об эффективности нужно самому. Запас времени заложен не в годовых отчетах, на которые уходят многие часы, а в ежедневных рутинных операциях. Оптимизация рутины позволит высвободить время на собственное образование. 


Наконец, с третьей стороны, — учитываем эмоциональное состояние. Стресс — враг обучения. Если мы эмпатичны и понимаем тех, кто рядом, — у нас снижается уровень стресса. Если же с эмпатией незнакомы и погружаемся от происходящего в глубокое напряжение — у нас вырабатывается кортизол. С ним приходят усталость, апатия и лень. Вместо того, чтобы вечером почитать правильную книжку, учитель, а уровень стресса у такого специалиста один из самых высоких, предпочитает заснуть, напившись валерьянки. Кортизол «переваривается» во сне. Находясь в непрерывном стрессе, не управляя им, мы теряем продуктивность.

Способность сказать «я не знаю»


— Кажется, барьеров гораздо больше, чем вы обозначили. В социуме легко столкнуться с обесцениваем и потерять веру в себя.

— Если социум не учится, то он не стимулирует, а давит на вас. Я, например, много читаю. Не раз слышала в свой адрес: «Опять поначиталась, кино бы лучше посмотрела». Принципиально не смотрю кино. Научная, художественная, литература по бизнесу — мой минимум 70 книг в год. Это личный формат непрерывного обучения. Я развиваюсь через книги, ищу связи, выводы, периодически нахожу локальные курсы. Хотя у меня нет переподготовки, тот образ обучения и образ жизни, который я в себе поддерживаю, долгое время делал меня белой вороной. Все сериалы обсуждают, а я: «О чем вы, ребята?» 

В прогрессе есть важная вещь, которую я не сразу научилась делать, — способность сказать «я не знаю». Представьте, собираются люди и кто-то говорит: «Читали книгу Даниэля Канемана “Думай медленно, решай быстро”?» В ответ раздается: «Ну да». А ты понимаешь, что не читал, и признаться в этом дико стыдно. Люди в такой ситуации обычно начинают врать: «Да, что-то слышал», «Начал читать», «Так давно было, всё забыл, надо бы перечитать». Это явление называется «культура незнания». 

Я сама долго училась спокойно произносить: «Я не знаю», «Не читала», «Не слышала». Лучше сказать честно, даже если в ответ поймаете обесценивающее: «Как? Да с тобой не о чем говорить!» Переломить это можно лишь открытыми глазами и истинным интересом: «Слушай, дико интересная книга, наверное; расскажи подробнее, дай запишу автора». Однажды проделанное упражнение меняет жизнь раз и навсегда. 

— Статус учителя предполагает, что он обязан всё знать. 

— Да, это самый серьезный затык и форма профдеформации. На самом деле учитель должен знать хорошо только одно — то, чему учит. 

Если это учитель физики, он обязан знать про физику всё: от того, как зарождалась наука и каковы ее последние открытия, до историй из жизни покойных и ныне здравствующих ученых. А еще вынимать эту информацию из рукава, как фокусник. Дисциплина будет интересна школьникам только тогда, когда педагог — проводник в эту ширь и глубь, а не тот, кто подробно зачитывает учебник и ставит оценки. Но за пределами предмета учитель — обычный человек. Он имеет право не знать, как менять колесо у автомобиля и кто первым появился на свет: Ренуар или Ван Гог.

Реальное обучение начинается со смыла 


— Если психологически не готов, но руководство обязало — может ли такое обучение быть эффективным? 

— В нейрофизиологии есть принцип: «научить нельзя, можно только научиться». Обучение взрослого подразумевает мотивацию, причем истинную: «Ух ты, это про меня!» Для этого необходимо активировать предыдущие знания — фундамент. Нейронная связь не может быть создана на пустом месте. 

Дальше действует генеральный принцип работы мозга: fire together wire together (теория нейронных клеточных ансамблей Хебба) — взаимодействующие клетки объединяются, нейроны, которые «загораются вместе, связываются вместе», формируя синаптические цепочки. 

Если я на переподготовке учителей сижу с убеждением «мне это не надо», то и фундамент спит. Информация, которой не найден «контейнер для упаковки» в голове, растворяется через 25 минут. Она проделывает базовый когнитивный цикл через рецепторы, сенсорные регистры и выходит, потому что ей не к чему прикрепиться.


— И что делать?

— Идти на обучение, раз уж отправили и обязали, выполняя «домашнюю работу».

Открыть тему и подумать с листком бумаги: «Как я смогу этим пользоваться?» Даже если первым пунктом в списке будет ответ на вопрос «зачем мне это надо», — это хорошо. 

Задавайте себе вопросы! Они стимулируют мозг и повышают качество обучения. Кто-то твердит о мнемонических техниках, о способах эффективной записи. Нравится, получаете удовольствие? Пожалуйста. Но реальное обучение и запоминание начинается со смысла! Если человек не видит смысла в обучении, оно будет пустым. 

Сегодня во многих бизнесах сложности. Где давать рекламу — непонятно, соцсети просели. Я решила посетить тренинг известного маркетолога — «Маркетинг, который работает сейчас». На кофе-брейке слышала со всех сторон: «Какой пустой тренинг!» Так говорили те, кто не сделал домашнее задание. Соглашусь, в курсе не было ничего, что я не знала бы. Но я исписала 40 листов — больше, чем слайдов у лектора, — потому что задалась вопросом: «Как я в текущих условиях могу эффективно продавать свои продукты?» И ответила!

«Хочу учиться» — не эфемерная вещь, летающая в воздухе. Хочешь — значит, пойдешь. Обучению мешает лишь одно: отсутствие понимания, что с этим делать. Результатом обучения является не запоминание — это техническая прослойка, — а умение извлечь знания в нужном контексте и в нужном объеме. 


Если мы хотим вынести из обучения что-то важное для себя, необходимо поставить цели и уже завтра написать список, что и когда начну применять. Если вы сходили поучиться, но на следующий день не написали про это статью, не обсудили с коллегами в учительской, не начали применять на практике с учениками, обучение не состоялось! Даже если в процессе обучения вы великолепно ответили и получили хорошие отметки. 

Будет обучение пустым или полным — всё в наших руках. 


Справка:

Елена Тихомирова — эксперт в области e-learning, дипломированный специалист по проектированию обучения. Автор книги «Живое обучение», а также одноименного блога и телеграм-канала. Генеральный директор eLearning center. Руководитель ежегодной конференции про корпоративное обучение Learning elements. 

Фото на обложке: предоставлено Еленой Тихомировой

Фото внутри материала: Фотобанк Лори